?

Log in

Previous 10

Mar. 12th, 2012

Back to Russia: неужели дубль два?

Нашла интереснейшую статью В.Драгунского о сталинизме и о плоскости мышления масс. Без прелюдий - почитайте, надеюсь, связи с днем сегодняшним вы найдёте меньше, чем я...

Д. Драгунский - Что такое сталинизм.

Это, конечно, не просто поклонение Сталину как личности, как государственному деятелю. И уж конечно, не общественный строй, не политическая система. Сталинизм — это своеобразное умонастроение, способ воспринимать, понимать и описывать действительность. Способ, сложившийся при Сталине, при участии самого Сталина, его сотрудников и поклонников, но который не исчерпывается проблемой самого Сталина. Сталинизм обширнее Сталина, как — простите за такое сравнение — как бонапартизм значительнее Бонапарта, а дарвинизм — влиятельнее Дарвина.

Сталинизм — это мировоззрение, в основе которого лежат три вещи, три культа: культ насилия, культ лжи и культ глупости.

Начнём с конца. С глупости.

Это не просто глупость как частное свойство, а глупость как принцип существования. Солоневич писал о ленинской «ставке на сволочь», на всё низменное, алчное и жестокое в человеке, на людей — носителей этих качеств. При Сталине «ставка на сволочь» усугубилась «ставкой на дурака». Конечно, злобный горлопан и бездельник, на которого сделали ставку большевики, был не бог весть каким умником. Однако эрудит и полиглот Ленин как-то обходил этот вопрос стороной, не делал из глупости и темноты культа. Недоучка Сталин сделал сознательную ставку на идиота, на человека, неспособного справиться со смыслом сложного предложения. Хотя бы такого: «Несмотря на преступную политику Сталина, СССР победил в величайшей войне». Засталинизированные люди этого понять не в силах. В их головах бушует когнитивный диссонанс — свойство довольно примитивной личности, которая не способна воспринимать неоднозначные явления. Как это — преступная политика? А как же Победа? Вы уж, господа, что-нибудь одно: либо Сталина прославляйте, либо Победу отрицайте. А то непонятно, кто вы такие, «наши» или «враги».

И уж конечно, засталинизированные люди не способны понять, что речь идёт именно об опоре режима, о широких оболваненных массах, а не о Королёве и Пастернаке.

Впрочем, в головах многих представителей советской интеллигенции царила — и поныне царит — такая же одномерность. Оно и понятно. Люди, которые вытачивали идеологические штампы, волей-неволей привыкали к ним, отучались мыслить иначе.

Наверное, идеологи сталинской эры поначалу понимали, что и люди, и ситуации — многомерны, неоднозначны. Что отход Троцкого от генеральной линии (для простоты назовём это так) не отменяет того факта, что он был создателем Красной армии. Что участие Гумилёва в антисоветском заговоре (допустим, что так оно и было) не перечёркивает его красивых стихотворений. Но советские идеологи считали, что для широких масс это слишком сложно. Что массы поймут только в лоб и попросту: враг — значит, враг на все сто, всегда и во всём.

Поэтому они и сами заразились таким мировоззрением. И думаю, что решение о депортации немцев с Волги и из Ленинградской области принималось и поддерживалось уже с простодушной убеждённостью идиотов. «Если наши враги — немцы, то немцы — наши враги!» Точка. А доставленных в Сибирь немцев, исконно русских Карл Иванычей, встречали каменья мальчишек и крик «Фашисты!».

Осмелюсь сказать, что есть преступление сталинцев ещё более тяжкое, чем расстрелы и тюрьмы для миллионов невинных. Это намеренное оглупление народа через глупость и алогизм жизни.

Что может быть глупее, чем бальзамирование Ленина? Чем полая статуя Сталина с маленькой статуей Сталина внутри? Чередование запретов и разрешений всего на свете: церковных служб, похоронных обрядов, новогодних ёлок, танцев в ресторане, абортов, алиментов, писателей и художников, генетики и кибернетики, социологии и психоанализа, узких и широких брюк, длинных волос и бород, джаза и додекафонии, твиста и буги-вуги…

Или, например, переселение рабочих из заводских районов в центры больших городов, чтоб они потом едва добирались на работу и с работы. Последнее было сделано ради «большого идеологического значения» — дескать, раньше в центральных кварталах жили буржуи и слуги царского режима, а сейчас, в переуплотнённых коммуналках, будут жить новые хозяева страны.

Боже, сколько бесчеловечных глупостей было совершено из-за «большого идеологического значения»! В войну погибали солдаты, а в мирное время — космонавты, чтоб взять город или запустить корабль к Первомаю. Отчётность искажалась, в планы вносились обессмысливающие коррективы — всё ради торжества «великой идеи». Ради того, чтобы доказать — но кому? самим себе? воображаемым иностранцам? ещё более воображаемому народу? — доказать, что «путь выбран правильный».

Простой дурак зажмуривается, чтобы не видеть неприятных вещей. Дурак продвинутый пытается управлять погодой с помощью градусника.

Но для того чтобы победила глупость, чтобы восторжествовал одномерный и однозначный взгляд на мир, нужна ложь. Разнообразная и всевозможная: просто враньё, умолчание, искажение, передержки, подтасовки.

Ради этого по многу раз переписывались учебники, из книг вырезались фотографии и вымарывались фамилии, создавались и регулярно обновлялись списки людей, запрещённых к упоминанию в прессе. Создавались «спецхраны» в библиотеках. Статистика подгонялась под угодные властям результаты, географические карты намеренно искажались (чтоб враг не узнал!), засекречивалось всё, что только можно было засекретить, — население городов, размеры посевных площадей, реальные цифры госбюджета; многие документы, связанные с Великой Отечественной войной, а также с событиями 1930-х годов, засекречены до сих пор. Трудно даже представить себе, в каком тумане вранья и умолчаний жили люди и отчасти продолжают жить до сих пор.

Противники десталинизации говорят: «Во-первых, никаких репрессий не было. Во-вторых, их проводили скрытые враги советской власти. В-третьих, они были необходимы». Как бабка в притче про треснувший горшок.

Смех смехом, но когда речь идёт об оправдании репрессий, становится уже не смешно. Сталинизм — это культ насилия, жестокости, боли, издевательств и пыток. Оправдание насилия, причём оправдание лживое и глупое. Дескать, «сами виноваты» (в чём?) или «так было надо» (кому?).

Две вещи, однако, вызывают грустную улыбку.

Во-первых, засталинизрованные люди свято уверены, что репрессии — это для кого-то другого. Для врагов государства или для людей, случайно попавших в жернова. Но не для них. Даже судьба Ягоды и Ежова их ничему не учит. Очевидно, они ощущают себя какими-то небожителями. Во-вторых, какая-то странная асимметрия симпатий. Эти люди не жалеют тех, кто сгинул при Сталине. Или, в духе нашего гуманного века, выражают им формальное сочувствие. Но зато они горячо и искренне охраняют душевный покой палачей и их наследников. «Не надо ворошить старое! — говорят, кричат, орут и верещат противники десталинизации. — Дайте старикам (то есть престарелым палачам) дожить спокойно!» Какая, однако, избирательность!

И эта избирательность симпатий объяснима, увы. Культ насилия формирует культ насильника. И это, кстати, ещё одно ужасное последствие сталинизма. И вот его бы уничтожить или хотя бы сгладить в ходе десталинизации.

Противники десталинизации выступают, как гоголевский Кифа Мокиевич: «Да хорошо ли выводить это на свет, провозглашать об этом? Ведь это всё, что ни описано здесь, это всё наше — хорошо ли это? А что скажут иностранцы?»

Некоторые полагают, что нас меньше станут уважать в мире, если мы станем каяться. Что российское государство якобы превратится в «мальчика для битья». Странная мысль: ведь в проекте Совета по правам человека нет ни слова ни о каком «международном покаянии» перед кем бы то ни было. Это наше, российское, чисто внутреннее дело.

Вообще читают у нас плохо. Вот пример сталинистской, то есть неумной и неправдивой, реакции. Олег Попцов пишет: «И эти люди не в первый раз намерены нас убедить, что все семьдесят лет советской власти были преступными насквозь. И мы, принимавшие её как действительность и получившие в эти годы образование и путёвку в жизнь, отдавшие свои силы сотворению страны, были соучастниками преступления. Не правда ли обнадёживающий путь к национальному примирению? Они желают внести закон, согласно которому чиновники, которые публично отрицают или вообще оправдывают преступления, свершённые в годы тоталитарного режима, находиться на госслужбе не могут. Я хочу увидеть лицо чиновника, отец которого погиб под Сталинградом, а возможно, строил Днепрогэс, — и ему отныне запрещается говорить об этом в созвучии с именем Сталина. Ибо всё, что делала страна в ту пору, по мнению членов того самого сверхсправедливого совета, — преступление» («Московский комсомолец», 6 мая 2011 года).

Что ни слово, то неправда пополам с очень сильными эмоциями. В обсуждаемом проекте нет ничего похожего на то, с чем — в своём воображении — спорит г-н Попцов. Речь в проекте идёт не о констатации исторических реалий, а именно об оправдании преступлений Сталина и его приспешников. Не о Днепрогэсе, а о Колыме, не о Сталинградской битве, а о депортациях народов. Странная путаница, однако. Но в голове у сталинистов, как мы знаем, всё очень монолитно. Если Днепрогэс построили и войну выиграли при Сталине, то Сталин — полное совершенство во всех отношениях. Если же Сталин не полное совершенство, то Днепрогэс — в их голове — разваливается, а война проигрывается.

Даже такой проницательный аналитик, как Алексей Макаркин, тоже мучается когнитивным диссонансом. Вот, пишет он, Григорий Явлинский выступил с инициативой о принятии решения «о восстановлении российской государственности, разрушенной переворотом 1917 года и разгоном Учредительного собрания 6 января 1918 года». Не будем обсуждать эту идею по существу. Мне она кажется наивной. Но мне при этом ясно, что речь идёт о государственности, то есть об институтах власти. О парламенте, правительстве, конституции. А не о всей эпохе чохом, оптом, мешком. Однако г-н Макаркин пишет: «Признать эпоху Гагарина и Королёва «девиантной» немыслимо для абсолютного большинства россиян, даже для тех, кто осуждает преступления Ленина, Сталина и их сподвижников, кто склоняет головы перед памятью миллионов расстрелянных, сгинувших в лагерях, погибших от голода. Как оценивать деятельность академика Вавилова, замученного в сталинской тюрьме, но до этого долгие годы работавшего в условиях советского режима? Или академика Сахарова, бывшего до начала своей диссидентской деятельности лояльным советским учёным?» («Ежедневный журнал», 28 апреля 2011 года).

Во-первых, речь идёт не о девиантности эпохи Гагарина и Королёва, а о недостаточной, по мнению Явлинского, легитимности государственных институтов. Это разные вещи. А во-вторых, что тут страшного? Что делать? Да так и сказать — академики Вавилов и Сахаров были лояльными советскими учёными. Что тут такого особенного? Ведь тот факт, что советская государственность была создана в результате госпереворота, никак не влияет на оценку творчества этих великих людей.

Перечитал написанный абзац и понял — десталинизация нам нужна, как таблица умножения! Десталинизация — это умение мыслить подробно и всесторонне, умение отделять, «отмысливать» власть от народа.

Но не только для этого.

Вот что писал Солженицын в «Архипелаге» (обязательная школьная программа, кстати говоря): «А что делать нам?.. Когда-нибудь наши потомки назовут несколько наших поколений — поколениями слюнтяев: сперва мы покорно позволяли избивать нас миллионами, потом мы заботливо холили убийц в их благополучной старости.

Что же делать, если великая традиция русского покаяния им непонятна и смешна? Что же делать, если животный страх перенести даже сотую долю того, что они причиняли другим, перевешивает в них всякую наклонность к справедливости? Если жадной охапкой они держатся за урожай благ, взращённый на крови погибших? <…>

Не наказывая, даже не порицая злодеев, мы не просто оберегаем их ничтожную старость — мы тем самым из-под новых поколений вырываем всякие основы справедливости. Оттого-то они «равнодушные» и растут, а не из-за «слабости воспитательной работы». Молодые усваивают, что подлость никогда на земле не наказуется, но всегда приносит благополучие.

И неуютно же, и страшно будет в такой стране жить!»

Написано почти сорок лет назад.

Увы, сбылось. Жить стало неуютно и страшно. А у нынешней преступности есть твёрдое моральное оправдание.

Вот зачем ещё необходима десталинизация — чтобы у борьбы с преступностью и коррупцией была твёрдая основа справедливости

http://abyrvalg.in.ua/kopipasta/history/25-05-2011-5887-71.html


Mar. 11th, 2012

Back to Russia: вчера, сегодня, всегда

А.П. Чехов "Крыжовник"
...Я соображал: как, в сущности, много довольных, счастливых людей! Какая это подавляющая сила! Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье... Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч, живущих в городе, ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился. Мы видим тех, которые ходят на рынок за провизией, днем едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников; но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами. Всё тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания... И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно. Это общий гипноз. Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда - болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других. Но человека с молоточком нет, счастливый живет себе, и мелкие житейские заботы волнуют его слегка, как ветер осину, - и все обстоит благополучно.

Apr. 11th, 2011

Япония зацвела!

Сезон сакуры (или японской вишни) обещался нагрянуть позже, но уже 3-го апреля все – от мала до велика – и обязательно в кимоно (!) кинулись в Киото (древняя культурная столица Японии) наслаждаться цветением этого изумительного цветка – в соцветиях всех мыслимых и немыслимых видов, размеров и цветов.

 

Цветение – в массы

花見 (хана-цветок, ми-от глагола «миру» - смотреть) или любование цветением сакуры по весне проходит в шумных и людных парках и скверах: люди выбираются из темных пальто и различных «теплушек» (японки сходят с ума по всему «фува-фува» - мохнатенькому и миленькому), но и, собираясь с давними друзьями, всеми членами семьи (берут даже собак и кошек (!)), или с коллегами, - выбираются под цветущие деревья, и, несмотря на то, что атмосфера вовсе не приватная.

 

На эти короткие 10  дней Япония преображается повсеместно: поезда переполнены, улицы кишат и регулируются постовыми (о мои милые японцы-систематезаторы и трудяги!), магазины заманивают толпы кимонистых красавиц распродажами, рестораны – едой на все вкусы, заправленной сиропом с сакурой, цвета сакуры, аромата сакуры и, конечно, мороженым и десертами – угадайте с каким вкусом? Верно, са-ку-ры.

 

Всё прекрасное – бренно

Я уже обмолвилась, что эта цветущая и радующаяся вакханалия длится всего лишь 10-15 дней, что просто-напросто объясняется природой цветов японской вишни. Перед сакурой цвела слива, кстати, что тоже впечатлило своим разнообразием и влиянием на всеобщий подъем настроения. Однако сакура значит чрезвычайно много для японца – вчера, сегодня и всегда. Как вы думаете, когда начинается детский сад, школа, университет, новый рабочий сезон? Абсолютно верно, в начале апреля. Почему? Глупый вопрос для японской культуры! Потому что красиво, как же вы не понимаете?!:)

 

Сакура не только символизирует нежность, женственность (отсюда вечная японская страсть ко всему «каваии» - миленькому, прелестненькому и розовенькому), радость, энтузиазм («гамбару» - стараться изо всех сил - японский принцип в работе и учёбе, да и вообще в жизни, что там скрывать!), но ещё и – бренность бытия. Красота дана нам свыше – от природы (будь вы агностик), от богов-ками (если вам выпало исповедовать синтоизм), от будд (если вы всё-таки буддист) – и дарована она людям, чтобы мы её ценили и восхищались. Но что ещё важнее – так это беречь эту красоту – во всём: от красоты внешней - красоты в быту (не зря Япония – одна из уникальнейший азатских стран (!) с культом чистоты) до красоты внутренней - красоты языка (быть вежливым), красоты общения (быть обходительным и внимательным к окружающим), красоты мысли… И засим, красота не может (да и не должна, правда ведь?) быть вечной или даже долгосрочной. В этом весь великий смысл ханами – ждать целый год всего 10 дней, чтобы узреть чудо, зарядиться энергией солнца и радости – и снова стараться на благо ближнего. Изо дня в день. Из года в год. Из века в век. Потому что это Япония.

Feb. 25th, 2011

Удивления одной недели

Папа сказал мне, чтобы каждый день я находила что-нибудь, чему можно было бы удивиться, чтобы не забывать, что я сейчас в самой прекрасной стране мира. Итак, 5 удивлений недели.

  1. Снег в почти тропиках!

А случился он пару дней назад, на день основания Японии, как раз когда у нас был выходной в пятницу, а потом, собственно, и в субботу и воскресенье, что, как вы понимаете, всегда приятно. Итак, в предыдущую ночь пошли мы по всем этим случаям в караоке на ночь: повеселились, напЕлись и в 3 часа утра, выходя из клуба караоке и развлечений (бильярд, дартс, пинг-понг) «Ринг», мы сначала не поняли, а через секунду завопили: «Снееееееееееееееег!». «Ринг» находится на станции, и когда мы заплетающейся утренней походкой шли за велосипедами на стоянку – рабочие ремонтировали дорогу, падал хлопьями рождественский снежок, было шумно, грязно, темно, мокро, но так великолепно на душе! «Прямо как дома, в России», – пошутила я, и все разразились смехом, так что животики по швам затрещали. А потом мы, обнимаясь, прыгали вчетвером и вопили что-то несусветное, пугая сонных работяг-японцев. Не знаю, как мы добрались до общежития на велосипедах и веселе, но на следующее утро, проснувшись в своей (удивительно!:) постели, я рванулась к окну и - в пижаме и сапогах – на улицу, фотографироваться на фоне заснеженной Японии! И даже тот факт, что снежный «буран» исчез к полудню, мы сделали дружный вывод, что это было нам напоминание удивляться тому, что Япония была основана несколько тысячелетий назад, и до сих пор радует нас своей необычностьюJ

 2. «Подорожники»

Первые выходные весеннего семестра решено было отметить особенным образом. И как тут не отказывайся, ссылаясь на головную боль «со вчера», пришлось идти танцевать. Клуб оказался ещё шикарнее предыдущего моего эпического похода, - викторианские люстры, зеркала, шампанское… Однако народ прибывал и прибывал, и не было ему конца, - а через пару-тройку часов стало понятно, что «вальсам» нашим в шикарных апартаментах пришёл неминуемый конец. Собственно, вместе с зарёй – так что за потерянный вечер обидно точно не былоJ Отогревшись и поболтав на японском (образование превыше всего!) в утреннем макдональдсе (одна схема работает везде в мире – клуб, макдональдс, доехать бы домой), мы направились в осакское метро, станция Синсайбаси. И определенно волею судьбы мы буквально столкнулись с тремя молодыми людьми, опьянёнными развлечениями Кансая и направляющимися, как ни странно, всё в ту же Хиракату, что и мы. По пути, пока наши новые американские и один австралийский – друзья-преподаватели (они работают в Йокогаме, преподают английский язык в начальной и средней школе) отсыпались, я всё-таки разбудила одного из них вечными русскими темами ночных кухонных дискуссий о всемирном апокалипсисе, американской «мягкой и пушистой» политике, религии, экономике и, конечно, России-матушке. Среди нескольких достаточно смелых и непонятных идей моего собеседника (имена лишние, когда у вас есть всего несколько часов для общения и начало 6-го утра на потерянных часах) обнаружилось несколько крупиц надежды для нас, дорогие граждане России, ибо его специальность в университете была мировая история, и говорил он, несмотря на своё крайне неказистое состояние, вполне складно. Так вот бОльшую опасность для мирового сообщества, которое, кстати, если вы не знали, (особенно его американская часть) готовится к глобализации, или естественной революции, - сегодня представляет Китай, Россия же стоит в сторонке и наслаждается внутренними разборками. А вот Японии было предначертано потерять не только свою самость, но и собственно быть стёртой с лица земли, из-за резкого и неминуемого снижения рождаемости и, собственно, чего там скрывать, малююююсенькой территории…Так мы подобрались к нашей станции и решили ждать нашего первого автобуса, но утро проснулось холодным, и так как у наших новых спутников были бесплатные билетики в Макдональдс, там и было решено остановиться. Теперь уже наша дискуссия приобрела более насущный характер, и уже все приключенцы включились в обсуждение. Сказано было много и даже много мудрого, - молодые люди оказались вполне опытны в вопросах человеческих отношений и нашим общим выводом стало то, что они, то есть мужчины в 27-28 лет наконец-то достигают уровня сознательности женщин в 20-21, что неутешительно, но факт. И вы будете смеяться, но бесспорен ещё и тот факт, что подобный метод «отведения души» честному нетрезвому и незнакомому человеку нужно залицензировать как один из самых действенных способов решения проблем – как мирового, так и личного масштаба.

 3. Как так?

Сидела я тут на днях на кухне в общежитии и жевала свою гёдзу (японские жареные пельмени), когда ребята включили какое-то маразматическое (простите мне мою грубость, но это правда) японское ТВ-шоу. Было похоже на «Минуту Славы» только на японский манер, но принцип тот же – разыскиваются самые талантливые, забавные и потрясающие люди по всей стране. Постепенно, моё внимание переключилось с уже остывших пельменей на только разгоравшийся ажиотаж в шоу по поводу группы мальчиков-школьников, которые кувыркались и танцевали довольно прилично. И когда они закончили, все рукоплескали с особым восторгом, хотя я как-то не очень поняла, чему все так радуются… «Ну ладно, - подумала я, - наверное, я формат шоу не понимаю…». Но следующий номер окончательно отвлёк меня от гёдза – молодой человек – американец, будучи без рук (по плечи), играл пальцами ног на гитаре – причем потрясающе играл и пел! Я ожидала невиданных доселе рукоплесканий, и представьте моё выпадение в осадок, когда после его номера японцы-жюри одарили его ободряющими улыбками и словами, больше напоминавшими утешение… О восторге и речи не шло. Как же так? Я, конечно же, начала искать культурную подоплёку такому ярко выраженному казусу и бросилась к нашим друзьям-японцам, которые живут вместе с нами в общежитии. Одна из японских знакомых на мой вопрос, как они относятся к людям с ограниченными способностями, ответила, что ей как-то не особенно их и жалко – ну всякое случается, мол. Я была потрясена, но не сдавалась – может быть, он просто не в формате шоу? Развлекательному каналу не пристало обращать внимание зрителей на серьезные проблемы в пятницу вечером… Может, потому что он – гайдзин (человек извне, иностранец, не японец)? Или может, в конце концов, буддизм как центральная религия говорит нашим японским друзьям то, что и болезнь, и увечье, и смерть (как мы убедились на примере одного из моих предыдущих опусов) – всё нужно принимать со смирением? Не знаю. То есть совсем и вовсе.

 4. Смешное кандзи

Мы тут за очередным ланчем обсуждали кандзи – японские иероглифы (кроме 2 буквенно-слоговых азбук есть ещё иероглифы, которые японцы записывают корни слов, и их очень много, отчего тема эта становится более, чем насущной в устах иностранных студентов). Мой американский друг – Гейб научил нас, что иероглиф «чай» используется во многих словах, и весьма себе отражает японскую культуру. Например: слово «» (мутя) состоит из двух слогов – «отрицание» и «чай», и догадайтесь, что это в японской культуре, когда нет чая – так это же «смешно» просто!

 5. Осторожно, тикан*!

Я подрабатываю, преподавая английский и русский языки японцам среднего возраста. Мужчинам, естественно. Я же, умная маша (не в обиду поистине умным машам будет сказано), на сайт поиска учеников выложила одну из своих лучших фотографий, вот они и слетелись, как пчёлы на варенье. Итак, двое из них – оказались вполне себе приличными людьми, но меня потянуло взять ещё одного – и вот он, миг расплаты! Моего господина Цуёси, как вскоре выяснилось, привлекала не столько возможность овладеть навыками английского языка, сколько – гарантированная встреча со мной каждую неделю. Причём ладно если бы он просто говорил комплименты, пытался пригласить «поесть сладенького» в кафешке за углом, и спрашивал, как мои дела в ежедневных смс-х, так он же ничего не учил (ах, эти герцоновцы! всё готовы простить – лишь бы учились ученички!), а однажды выдал смс-ку типа «А почему бы нам не стать друзьями, большими чем могут предложить отношения учителя и ученика?»… Я сначала пыталась оправдать его добрыми намерениями, но друзья из разных уголков мира собрались и хором внушили мне мысль, что везде в мире это значит одно. Ну, вы догадываетесь, что. А ему 41! Когда я ему показала мою фотографию с молодым человеком (так, невзначай, чтобы по-японски ответить ему намёком), он выпалил: «Ой, вот как жалко! Встретились бы мы лет 10 раньше!». Тогда я ещё подумала, что мне бы было только 10, а ему 31, но как-то не обратила внимания на такие сущие пустяки – подумаешь, ещё один сумасшедший и безнадёжный поклонник!:) Но ребята уговорили меня в этот раз – вежливо завершить занятия, ссылаясь на занятость в университете, что я, собственно, и предприняла. И хотя он продолжает давать мне знать о событиях своей жизни, я остаюсь неприклонной в своей занятости и поисках нового ученика – пусть и тикан, но хотя бы помоложе;)

* тикан – маньяк (яп. яз).

 * * *
Мне осталось здесь прибывать всего 3 месяца, что отметилось печатью печали на многих лицах моих друзей-однополчан, когда я им сообщила эту неприятную новость. И даже пробыв в моей родной Японии около полугода, набравшись опыта общения в никогда не затихающем международном и милейшем японском обществах, научившись постигать неизведанное и кормить своё вечно голодное любопытство, я каждый день отвечаю на свои собственные вопросы фразой папиного лучшего друга - Сократа: Scio me nihil scire*. И от этого жизнь почему-то кажется ещё прекраснее и удивительнее, не правда ли?

 * я знаю, что я ничего не знаю.


Jan. 18th, 2011

Волшебный день, или снова влюбилась

Январь. 18-е уже вообще-то, а солнце светит, не стыдясь, с самого утра и щекочет ей глаза, ещё сомкнутые дрёмой. Конечно, ведь сейчас каникулы, и  она не привыкла просыпаться в 8 утра, тем более, что в Денвере ещё ни то-ни сё – 16:00… Но сегодня особенный день, подумала она и поторопилась разбудить Чебурашку, так сладко посапывшего рядом.

 Умывшись ужасно вонючим корейским мылом (но хорошо помогающим капризной коже лица), и разложив материал по папочкам, она принялась за завтрак. Вчера взяла долг из стипендии за февраль, так что завтрак был поистине королевским – грейпфрут (цитрусовые висят повсюду на зеленых деревьях, но их не принято есть, а мандарины в магазине по 30 рублей (=100 йен) штука – нонсанс!), какао, шоколадное печенье и два тоста (поджаренных в духовке уже с маслом – чтобы впиталось, а с добавлением кленового сиропа – почти также вкусно, как френч-тост, приготовленный любимыми рукамиJ.

 Надела столько вещей, приносящих удачу, сколько только было возможно, и выехала из ворот общежития ровно в 9:30 – как всегда вовремя.

 По пути на станцию ей встретились рабочие ( видимо, январь – время ремонта и стрижки деревьев), которые вежливо кланялись и указывали путь мимо опасной рабочей зоны с особой расторопностью и услужливостью. «Чувствуешь себя и королевой, и инопланетянином – высокоуважаемым и одновременно каким-то выпавшим из современного чуждого тебе мира существом», - подумала она и заметила одинокий ком снега (откуда бы он мог взяться?), беспардонно разлегшимся и не думавшим таять на весеннем (в январе-то!) солнце. Несмотря на всю эту красоту вокруг, полный желудок вкусного завтрака и сбычи всех возможных мечтаний, она чувствовала волнение по поводу предстоящей встречи и порывами – горький привкус брошенности где-то на краю земли. То же самое она испытала и вчера, когда вечером, после плодотворных занятий в библиотеке, выходила во двор, и на звездном восточном небе увидела мерцающие огни самолёта: «Живу тут на вашем острове – и не выбраться отсюда никак! Прямо Робинзоно Крузо, тоже мне…», - недовольно проворчала она своему понимающему собеседнику – самой себе. Одиночество – это хорошо, только не рано утром и не поздно вечером, когда есть время предаться своим печалям. Но сегодня что-то произойдёт – хорошее ли, плохое – неважно,  тихая жизнь под Осакой зацветёт хоть какими-то событиями.

 На станции припарковав велосипед рядом с банком и попсовым книжным супермаркетом – «Цутая», она вошла в Старбакс и заказала маленький капучино. Села в угол и начала ждать.

 Ровно в 9:59 в кофейню вбежал мужчина средних лет в потёртой кожаной куртке и в очках. «Прямо вылитый писатель из японского фильма «Закаты на 1-й улице: всегда», такой же незадачливый и не как все, - пронеслось в её голове. Да, он оказался её учеником русского языка – Ёси Окума, 38 лет, учитель военных искусств. Смутившись, он поздоровался на японском, но дальше на хорошем (что редкость для японцев как, впрочем, и для русских) английском начал (зачем-тоJ) объяснять, что на самом деле его зовут Ёсихиро, но Ёси – короче, и вообще, сказал не называть его –саном (приставка после имени – «господин»), потому что она – его сенсей (учитель), а он – просто ученик Ёсихиро. Ну ладно, как вам будет угодно, Ёсихиро-сан.

 Начался урок необычно – она (почему-то?) захотела узнать  причины его желания изучать русский язык (потому как люди, желающие выучить «великий и могучий» - крайне редкое явление в Японии), и он начал долго и сбивчиво, но интересно объяснять.

- Как бы вам это объяснить?... Сейчас, подождите, я скажу, только слово нужное в английском найду, - начал Ёсихиро, - я ещё в старшей школе по ночам слушал радио (ну вы, наверное, слышали, как усердно и много учатся японские школьники перед поступлением в университет, да?), ну так вот, и однажды я случайно (сами понимаете, во время моей юности ещё был Советский союз и в Японии не особенно легко было услышать русское вещание) услышал какую-то передачу на русском языке – мне так понравилось, что я решил, что когда-нибудь я буду учить этот язык, чтобы понять, что именно они там говорят. Вот.

 «Неплохое начало. Неформально – это совершенно замечательно, и не нужно этого бояться», - сказала она себе.

 Итак, выяснив, что она из Санкт-Петербурга, «окна в Европу», который перестал быть столицей России-матушки относительно недавно, прояснив границы России с близлежащими государствами и бывшими братьями – частями Советского Союза, они обсудили месторасположение Сибири и двинулись к русскому алфавиту.

С произношением букв и звуков проблем почти не оказалось, ибо наш самурай слышал испанский, бывал в Африке и Аравии и изучал французский (определил, что французское «R» и русское «Х» произносятся примерно одинаково, чем заслужил похвалу и окончательное восхищение сенсея).

Двинулись к прописям – самые простые и похожие на английские буквы оказались настоящим приключением для новоиспеченного каллиграфа, а её замечания по поводу того, что все эти правила написания легко нарушаются и зависят от характера, настроения пишущего и степени срочности письма, - были встречены недоумением, легко перешедшим в удивление и затем – в восхищение. «Русский язык – труден и очень не похож на японскую и даже на английскую систему и письма, и грамматики, но для его освоения (как и нам, студентам-иностранцам – для освоения нелегкого японского) нам понадобится только две вещи – сумасшедшая любовь к изучению языка и культуры и прилежность – у вас они в полном комплекте, так что приступим к разговорной части», - начала было она, но он решил, что ему пока достаточно…

 - Вы знаете, я бы хотел с вами поговорить и задать пару вопросов. Можно?

- Конечно.

 И он начал говорить с ней по-английски, спрашивая о её первых впечатлениях о Японии, каково это было в первые дни – выбирать продукты в магазинах, готовить для себя, путешествовать, выживать и жить в его стране… Он, в свою очередь, поделился опытом жизни в Аравии, показал карту мира (он очень любит разглядывать карты, когда есть свободное время) и нашёл малюсенькое государство на севере Африки, где он преподавал японские боевые искусства 7 лет назад. Нет, он не преподает айкидо, потому что айкидо известно по всему миру, а он не любит популярное, то, что знает и умеет каждый. Его искусство – это кендо и до-дзё (дайто-рю), уникальные техники не просто (тут он перешёл на японский, потому что очень сложно объяснить термин «-ki» (дух, энергия) по-английски) использования энергии противника, но и применения мышц для отражения удара и нападения. «Это – старинное боевое искусство, и мы не занимаемся этим как бизнесом, как большинство тех, кто обучает искусству айкидо на западе, - продолжал господин Ёсихиро Окума, - мы передаём знания и искусство в первозданном виде ученикам, и потом ученик прощается с учителем и может учить сам, ничего не платя учителю. Так делали в старые времена, и мы продолжаем эту традицию искусства ради искусства».

 У него есть хороший друг из Новой Зеландии, профессор в нашем университете, он преподаёт историю боевых искусств японским студентам. Да, согласился Окума-сан, молодое поколение японцев почти не знает ни истории, ни литературы, ни традиций.

 Она кивнула и вставила, что во время одного из её путешествий в Киото, увидев Золотой Храм, она отметила, что он также прекрасен как и в романе Юкио Мисима «Золотой храм», но её знакомые японцы лишь пожали плечами и продолжили фотографироваться на его фоне, растопырив пальцы знаком «peace».

 «Из трёх языков мы нашли один общий – любовь к Японии -  традиционной, таинственной, уникальной, покрытой мраком истории и забытья молодым озападнённым поколением», - мелькнуло в её голове.

 В конце урока они обсуждали условия следующих встреч – он захотел заниматься не час русским, а полтора – час русским + полчаса говорить по-английски (или одинок, или любопытен, либо и то и другое – что ей в любом случае на руку), за что он будет платить ей не 1500 йен, как она скромно указала на сайте, а 2000 йен, что, без сомнения, приятно.

 - Вам нравится это кафе? Не очень шумно? – перешла она на японский, собирая вещи в сумку и допивая остывший капучино.

- Нууу… - замялся Ёсихиро, по-японски не желая сеять негатив, отвечая отрицательно, - а вам как? Понимаете ли, как бы так сказать, - искал он подходящие слова, она терпеливо вглядывалась в уже подёрнутое ранними еле заметными морщинами умное лицо, - я, видите ли, индивидуалист (она сразу вспомнила кандзи для этого слова и продолжала следить за его витиеватым рассуждением), не люблю, понимаете ли (его рабочие руки слегка дрожали – волновался, она же спокойна как никогда – что бы он сейчас ни сказал, она победила, амулеты помогли, урок удался, одним словом), всякие такие места для всех МакДональдс, Старбакс, мне бы хотелось заниматься где-нибудь в маленьком кафе, где бы старый дедушка-хозяин наливал бы нам зеленый чай и было бы тихо и уютно, а здесь…

- Я понимаю, понимаю, совершенно согласна, что-нибудь подыщу, - заверила она его, чувствую себя не столько учителем, сделавшим свою работу и незаинтересованно уходящим домой, сколько гейшей, готовящей атмосферу для приятного времяпрепровождения, развлекающей умными разговорами и прячущей от одиночества и равнодушия окружающего такого чужого мира в обволакивающей атмосфере понимания и внимания. Ей нравилась эта новая роль.

 

По пути в библиотеку, она улыбалась. Всего 1,5 часа, а так тепло на душе. Она нашла настоящую, слегка во мгле, заросшую мхом и так долго прятавшуюся за цветастые вывески Токио, западные рестораны Осаки, безвкусно подражающей западным (по их мнению) идеалам молодёжью Кансая – Японию. Японию в полном смысле этого слова. Японию, в которую она была влюблена всю свою сознательную жизнь. Японию Сей Сёнагон, Иссы, 4-х принципов красоты, уютности Ясунари Кавабата, медлительности Такеси Китано, - Японию – веер, который раскрывается очень неторопливо, торжественно и достойно, не обращая внимания на всё вещее, всю суету современного мира.

Солнце скользило по узким улочкам, по низким домикам с покатыми черепичными крышами, аккуратно подстриженным кустарникам вдоль дорог, и всё казалось таким новым и чистым, словно это было утро понедельника. И она. Она как будто вышла из горячего источника на снег, умытая и возрождённая. Счастливая и радостная, потому что любовь вернулась в её сердце, и роман с её Японией продолжался.

 

 

 


Jan. 7th, 2011

恋愛の年令


Возраст любви, или глобализация на собственной шкурке

 Многое здесь напоминает мне о тебе… Качели – помнишь, мы ждали автобус, направляясь в клуб (первый в моей жизни поход в настоящий танцевальный клуб). Автомат по продаже прохладительных напитков – помнишь, ты подхватил простуду, мы с ней боролись с переменным успехом (хотя потом оказалось, что нужно бороться с твоим упрямством одеваться тепло) и я запретила тебе пить coca-cola, тебе было до слёз обидно есть пиццу с горячим кофе и тогда я втихаря купила тебе твою американскую содовую, нагрела и дала своему мальчику с русским картофельным салатом «Оливье». Та аллея из школы, что мы шли первый раз вместе одним дождливым сентябрьским вечером. Парк, на который у меня теперь выходят окна, и где ты поторопился, но не сдался. Школа, гостиная-аквариум для иностранцев, столовая (наш столик на втором этаже в той столовой и в другой столовой-флигеле), твой балкон, наш путь из Кайтен-зуси под звёздным небом холодным ноябрьским вечером, а помнишь, мы забрели в какой-то затерянный ресторанчик есть наш ланч-удон, а по пути купили караге, увидели кошку и хотели узнать, какого она была цвета, но она исчезла… Помнишь?

И кажется, что я здесь одна-одинёшенька такая – оставленная и замёрзшая среди воспоминаний и солнечной японской зимы… Но как оказалось, не одна.

Сегодня, встретившись с моей бывшей roommate – Саей, узнала много занятных подробностей из жизни нашего многонационального общежития… Нас, студентов-иностранцев (приятно ощущать себя в меньшинстве, даёт некое преимущество) здесь всего около 400 человек, 200 американцев + европейцы + азиаты + странные личности типа меня и других ребят из редко встречающихся здесь стран (двойное меньшинство – вдвойне приятноJ). И большая часть нас живёт в общежитии (комнаты в японском стиле, но атмосфера очень даже западно-приветливая), а компанию некоторым из нас составляют особенно смелые японцы-roommates. И конечно же, это их желание расширять кругозор и учить язык на практике поощряется со всех сторон. Только вот никто и думать-не гадал, что все вокруг вдруг повлюбляются друг в друга!

Итак, процесс глобализации (в которую я теоретически не верю, но на практике факты заставляют верить – особенно здесь, в моей Японии) начат!

Американский молодой человек – японская девушка = очень забавная парочка: он – высокий, белобрысый, с улыбкой в 34 зуба, безумно добрый; она – мааааааленькая, черненькая, косолапенькая, мииилая словно маленький медвежонок, тоже всем помогает, добрая.

Японская девушка – корейский мальчик = очень красивая пара, и хотя он пока думает, расставаться ли ему с девушкой в Корее, она помогает ему делать уроки каждый вечер на кухне и смеется над всеми его шутками – да так задорно, что кажется, все вокруг заражаются и начинают плескаться в радости, смехе, молодости и счастье!

Канадская девушка (по происхождению китаянка) – немецкий мальчик (есть афро-американские корни) = подходящая пара, но у него девушка в Германии, у неё – молодой человек в Канаде.

Американская девушка – канадский молодой человек = очень много разговаривают, смотрят много фильмов вместе, он восхищается ею, когда она намурлыкивает ему что-то, спрятавшись в мохнатый плед, но она уезжает, а он остаётся и борется с печалью, прячась в ещё большем количестве книг и фильмов. Под пледом.

Мальчик из Москвы с американским гражданством и прекрасным японским – японка = Япония роднит всех!

Девушка из Нью-Йорка – японка = смотри предыдущий пункт ^^

Американец – японец = туда же ^^

 Немец – испанская девушка – их соседи по комнатам начали встречаться (те, что - милые американец-блондин и японка-медвежонок) и попросили их поменяться местами.

Голландский мальчик – японская девушка (RA) – он очень общительный, она – вынуждена общаться со всеми, так как работает в общежитии и всем помогает освоиться, но строга и независима. Только вот, кажется, влюблена в него

Американская девушка – немецкий мальчик = одинаково скромны и скрытны, хотя, конечно, все уже давно знали, что они вместе! :)

Американский молодой человек – русская девушка = оптимистичны, задорны и умны.

                                                                                   * * *

 Кто сказал, что глобализация – это плохо? Нет, я точно такого не говорила.

Такие международные отношения – долговечные ли, мимолётные ли, любовь ли на всю жизнь или приключение на один семестр – неважно, они помогают не только открыть свои потаённые коммуникационные таланты, но и понять мир, полный таких разных, но таких похожих людей. А в любви – ни язык, ни национальность, ни цвет кожи, ни сексуальные предпочтения, ни характер, ни менталитет – абсолютно неважны. Ибо такая международная любовь учит говорить и понимать, заставляет путешествовать по земному шарику и постигать свой внутренний мир одновременно.

А ещё когда вы начнёте терять свежесть чувств, у вас будет ещё короб и маленькая тележка непонятностей для изучения в вашем партнёре, что подогреет ваше сердце, заведет ваше тело – и ваши часы никогда не остановятся.

Так может, оно стОит того? :)

 

 


Jan. 1st, 2011

Новый год в Японии

После прекраснейшего и счастливейшего в моей жизни путешествия вдвоём на Хоккайдо и в столицу восточную, затем Его печальнейшего отъезда под аккомпанемент заходящего токийского солнца, а потом ещё и рушения всех планов (из-за неимоверного снегопада в Москве, в который с трудом верилось в цветущем азалиями и фиалками, солнечном Токио) с моей русской подругой - Настенькой, собиравшейся навестить меня и сделать мои новогодние праздники не такими одинокими – я потеряла какие-либо причины оставаться в столице - шумной, переполненной людьми, да ещё и колющейся воспоминаниями о прогулках вдвоём в моё слабое сердце – и молниеносно решила покинуть её.

Покидала я Токио в прокуренном, забитом уставшими служащими, надеющимися на короткосрочную встречу с родственниками на новогодние праздники, в незарезервированном (а, следовательно, я стояла 3 часа, после прослушивания рассказов Чехова и отмирания моего плейера меня спасли фруктовые леденцы и просмотр 3 серий доктора Хауса) вагоне синкансена за 13 000 йен (что на наш лад – чуть больше 3000 рублей)… Токио оказался и чарующим и безобразным одновременно - но вы не сможете найти лучшего места в Японии, достойного звания столицы – ибо только Токио отражает сущность современной Японии как нельзя лучше. И я, скажу честно, влюблена в это высотное и современное чудовище ни чуть не меньше, чем в побратим Петербурга – Осаку или восхитительный ароматный историей и традиционной культурой Киото…

Итак, оказавшись на платформе Осакского метро (раз в 4-5 меньше и понятнее токийского; ибо если вы понимаете токийское метро – вы гений, оно самое запутанное в мире, как я наслышана), я размышляла о том, как же похожи Токио и Москва и как родны и приятны Осака и Петербург… Не знаю, из-за знакомых мест ли, или из-за усталости от кипящего токийского котелка, но я действительно почувствовала себя дома, возращаясь в район Кансай.

Через 6 часов после прощания с моей токийской подругой – Михо Муромацу, я со всеми 4 своими сумками брела по темной, но родной улице по направлению в своё новое общежитие вдоль Beer Kouen («Пивной парк» между общежитиями студентов-иностранцев, где можно тихонько потягивать алкоголь без помехи для порядочных японцев).  Во время зимних каникул работает только 2 общежития из 4ёх: одно из них – квартирного типа (как в сериале «Друзья»), где несколько комнат объединены одной кухней, а другое, собственно, моё – самое старое, но казавшееся ещё так недавно таким уютным. По прошествии лишь одного вечера на новом месте, я поняла, как сильно я ошибалась, и как хочу вернуться в общежитие номер 2. Недостатков множество: начиная с крана в душевых, на который приходится нажимать каждые 12 секунд (казалось бы, мелочь – а после 15-20 минутного мытья в таком душе – проклянешь всю мировую экологическую систему, если честно), раздельные по половому признаку кухни  - попахивает сексизмом, вообще-то, холодом в коридорах – таким, что приходится передвигаться короткими перебежками из нагретой комнатки в отопляемую кухню или гостиную… И, конечно, самый главный недостаток – это отсутствие друзей из предыдущего семестра, а также присутствие людей, странным образом отвечающих моим опасениям и предрассудкам об американцах – шумным, полным и скучным. Правда, есть ещё одна болгарка – но ей бы тоже громкость убавить не мешало бы…

Что касается моего круга общения – то даже японцы все разъехались по домам на новогоднюю неделю (обещающую быть очень берложистой и непродуктивной), а мои оставшиеся друзья-наскрёбыши из милого (ах!) Колорадо – Гейби (уезжает 1 января ночью исследовать Токио) и канадский одноклассник – Дэвид, ненавидящий снег (!) и поэтому собирающийся отогреваться на японских югах числа с 4-5 января… И всё. Глухо. Даже библиотека и школа откроется лишь с 5-6 чисел, поэтому у меня есть почти неделя на покрытие пылью или (если найду силы и желание выбраться из зимней – хотя, наверняка, не имеющей отношения к сезонам – депрессии) совершенствование своих умений в игре на нашей, купленной в Кобе, гитаре, рисованию, писательству и, может быть, чуть-чуть учёбе…

Вот таковы декорации к моему новогоднему праздничному настроению, которое в этом году меня почти не посетило. Однако всё не так и плохо, как кажется – мои друзья и я решили не особенно долго решать, а лишь пойти, куда глаза глядят за японскими обывателями на новогоднюю ночь, и оказалось крайне занятно. Сначала мы хотели поехать и закутить по-крупному в Осаку: залезть на sky-building, поесть в традиционном ресторане и погулять-осмотреться на иллюминацию… Однако потом, сама не знаю как, но я изменила наши планы окончательно и бесповоротно – не долго думая, мы поменяли стиль нашей новогодней ночи на тихую прогулку в буддийский храм под Киото, называемый «Фусими инари» и известным своими рядами алых торий (ворот). Конечно, сначала мы плотненько приняли предновогодний ужин – я заказала персиковый коктейль, жареную рыбку (одно из самых удачных блюд за вечер!), картофель фри и такояки (6 огненно-горячих изнутри шариков из теста с кусочками осьминога внутри – обалденно вкусно и традиционная осакская еда). Мои друзья угостили меня зажаренными кусочками цыплёнка с плавленым сыром внутри, жареными бобами в хрустящем тесте и якитори (маленькие шашлычки – разные виды мяса на палочках – объедение)…

Около 22:20 мы садились в поезд (кстати, все поезда ходили всю ночь, хотя платформы удивили нас тем, что были полупустыми) и поехали в храм, подглядывать за японцами и их традициями встречать Новый 2011 год. На платформе мы нашли длинный женский зонт-трость синего цвета в беленький горошек – Гейби назвал зонт Нейтом, отчего я не могла его нигде оставить и мне пришлось везде с ним таскатьсяJ так что теперь я тоже шизофреник, друзья моиJ

На улице было по-русски и по-новогоднему студёно-холодно. Мы слились с толпой и пошли в сторону главного храма. Стоя в небольшой очереди, чтобы ударить в свой новогодний колокол и загадать желание – я заметила, что часть людей свободно подходит к колоколам, а часть стоит в длиннющей очереди, охраняемой полицейскими. К чему бы это? Честно сказать, мы так и не раскусили их японскую логику, но возможно, эти люди стояли для какой-то особенной процедуры в самом храме. Также мы нашли открытый храм-алтарь со всех четырёх сторон, где были выставлены множество вещей, используемых в ежедневной жизни – рис (в упаковках в форме зайчиков), вино, сакэ, пиво, фрукты, матрасы и т.д. – так мудро благодарить за мелочи, правда?

Когда наступила полночь подвыпившая разношёрстная молодёжь начала считать (правда, мы, наивные, ждали, что будем чситать до 12 и разойдёмся, забыв про японскую традицию бить в новогодний колокол около 60 раз), кричать поздравления и пытаться общаться с нами по-английски… Мы решили, что с нас хватит японского нового года и вовремя повернули домой – ибо каждому из нас предстояло справлять новогодние ночи с друзьями и родными в их странах, что тоже, знаете, изматывает. Таким образом, у меня было целых 3 возможности пожелать счастливого нового года – в Японии, в России и, наконец, в Америке.

Стоит лишь объяснить для несведущих, что весь ансамбль Фусими Инари выглядит как бесчисленное количество рядов торий, поднимающихся по холмикам и окружающих множество храмов – символ которых – красный лис (бог Инари). Так что можно сказать, что мы поймали год зайца в храме лисицы – сказка прямо!

А это была действительно сказка. Особенно, когда мальчишки смяли свои люля-кебабы (все лавки с едой, новогодними украшениями и подарками были открыты всю ночь), стемнело, мы затерялись между храмов и нашли поляну, покрытую тонким слоем искрящегося снега с деревьями, серебристыми от инея и сверкающими в свете далеких городских огней. Этот пейзаж был настолько прекрасен, что я даже почувствовала дух нового года немножко. А потом Гейби сказал, что такие пейзажи – обычное дело для Колорадо, и я поняла, как же правда, что счастье – не просто чувствовать красоту мира и удовольствия приключений, нет, счастье – делиться той красотой, что заметил с любимыми и родными. Так что очень скоро вы увидите часть фотографий, которые я сделала в новогоднюю ночь. Но не тот пейзаж – я решила даже не пытаться передавать чудеса через камеру, а использовать лучший фотоаппарат – моё сердце. И вы обязательно почувствуете тот свет и таинственность ожидания чудес, что впитала моя душа – когда я обниму и поцелую вас после долгой разлуки.


Nov. 23rd, 2010

FAQ

 Почему красные клёны прекрасны?

Красные клёны в студеном ноябре прекрасны и изысканны. Несмотря ни на что : ни на толпу прихожан в храм природы во разных уголках Японии, ни на холод я обманчивое солнце, ни на ... 

В субботу мы ездили на гору Кибунэ - поезд проезжает сквозь туннель красных, рыжых и желтых деревьев, мы сходим на маленькой станции и в дребезжащем автобусе через несколько минут мы вдали от какой-либо цивилизации. Тишина, устреннее солнце, горы, водопадик, листопад, сухие листья застывают в полёте  и приземляются в наши пиалы с горячим зеленым чаем... Поднимаемся в горы, японцы скрежечут от усталости, мы бодры и веселы, на вершине храмы, рисовые колобки - моти в маленьком алтаре посреди леса, большое красное дерево и солнце -  и как будто Япония кричит мне в самое ухо: "Посмотри по сторонам! Какое счастье! Не теряй ни секунды! Бери, лови, дыши, живи, восхищайся, учись!" И я смотрю по сторонам и понимаю, что это всё краски, а само счастье, сам смысл жизни - это тот маленький, но стойкий огонёк во мне, который разгорается с каждым днём, несмотря на то, что так боится погаснуть...

Я открыла также, что крошечные японские клёны -момидзи не были бы так прекрасны, если бы не глубокие впадины между прожилок. Так и в нашей жизни - мы не были бы так же счатсливы и довольны, если бы не знали печали. Так ведь?

Сколько масок они надевают за день?
Я не понимаю. Нет, я знаю, что есть теория Такао Дои о татемаэ и хонно (внешнее и внутренее лица), до со мной случился сильнейший культурный шок, после которого я сделала два вывода - что я ничего не знаю о японцах, и что в следующем семестре я выберу предмет, связанный с религиями и философией в Японии...

Итак, предтавьте: 10 часов утра, мы встречаемся с девушками-японками, изучающими русский язык, на станции и собираемся покупать билеты на поезд. Вдруг одной девушке звонят, она отходит и затем подходит с улыбкой и говорит нам:
すみません、今、父が死んじゃったので、これから行けなかった、大変ごめんなさいね。楽しんでね。
Что значит:
"Простите, но мой папа сейчас умер, мне очень неудобно, но с вашего позволения я, к сожалению, не смогу поехать с вами. Повеселитесь, хорошо?"

На что её пусть не друзья, но одногруппники ответили с улыбками, что всё в порядке, и чтобы она не волновалась,а спокойно возвращалась домой.

Мы с Нейтом пребывали в шоке. Я даже не удержалась и спросила всех их, когда она ушла, правда ли это и почему они улыбались. Они лишь сказали, что это было слишком неожиданно для них, чтобы показать их сожаление, но им действительно очень жаль. При этом через пару минут они стёрли эту маску и предложили поехать скорее, пока не набралось много народу в поезд.

В поезде я спросила одну из девушек ещё раз - что произшошло и почему японские люди так отреагировали на смерть. Она объяснила мне весьма толково, что это часть буддийской культуры - что они не как христиане, что они не считают смерть чем-то пугающим, это лишь переход в следующий мир. Но это же папа вашей одногруппницы! - кричало всё внутри меня, но надев маску понимания и перестав разбрасываться красными флагами (псих. терм. - этноцетрничное восклицание по поводу культурного шока в др культуре: "Это неправильно!", "Они странные!"), я продолжила свой путь.


Где в Японии можно насладиться триумфом женственности?
В пятницу мы с моей подругой из Кореи решили расслабиться в SpaWorld. Это прекрасное место, полное всего, что только вздумается вашему телу пожелать.

В ноябре мы ходили в Европейские бани, а в декабре – пойдём в Азиатские. Что это такое?

Это стилизованные под разные эпохи и страны бани, сауны и ванны: Испания – водопад под открытым небом, Финляндия – похоже на горячую русскую баню с холодным озерцом снаружи, Греция – мраморный зал со статуями и теплая ванна с джакузи, Италия – медово-молочная и розовая ванны…

И конечно, вы чувствуете себя очень расслаблено ещё и потому что в азиатских культурах люди не стыдятся наготы – внутри SpaWorld вы можете есть, пить, сделать массаж, чистку тела, маски – всё это, будучи абсолютно нагим.

Конечно, японские женщины поначалу смотрели на меня как на слона в индюшатнике, но потом как то стерлись различия между нациями – все дружно получали удовольствие от отдыха, расслабления, покоя и неизмеримого удовольствия, которое ваше тело может получить только во время акта любви – к себе, к ближнему, или в моём случае – к ваннам…



Куда пойти на свидание в Японии?

Япония – страна для туристов и влюбленных. Дело в том, что японцы развлекаются без особенной фантазии – погулять до ближайшей достопримечательности, сфотографироваться со знаком peace, поесть – вкусно и недорого и отвалить домой будучи полными впечатлений. Тот же маршрут и для туристов, и для семей с детьми, и для молодёжи, и для… Ааа, нееет, для влюбленных парочек здесь развита целая индустрия.

Ну сначала, на свидание надо приодеться – тысячи магазинов стильной одежды – выбирай, не хочу, были бы средства (а они у большинства есть – так как среди молодежи очень популярно иметь работу part-time job - arubaito)… Затем вы встречаетесь и едете в центр – в случае с нами – центр района Kansai Osaka. Осака – поистине исполин среди городов. Может быть, после Петербургского уютного размера мне кажется, но тот факт, что наш японский город-побратим находится на побережье океана, полон небоскребов, колес обозрения и парков развлечений – только прибавляет ему шарма в глазах юной публики.

Итак, вы в Осака. Если это первое свидание – я бы посоветовала начать с Universal Japan Studio – типа Диснейленда, только меньше. Аттракционы, американские горки, сласти, сувениры с Hello Kitty, Snoopy & Sesame Street. Короче, и покормить сможете девочку, и розовую игрушку купить, и приобнять бледненькую после ужасающих горок – Hollywood Dream. Правда, удовольсвтвие не из дешевых – но и девушка тоже ведь дорога, правда?:)

 

Если ваша партия – серьезный/ая особа – я бы посоветовала в Осакский замок – самое стоящее место – смотровая площадка замка, сам замок – так себе внутри. А затем, когда стемнеет – на красное колесо обозрения: и город увидите, и сфотографируют вас там, пока вы качаетесь в колыбельке на приличной высоте.

 

Ну а если – это создание и в этот раз кажется вам исключительным – не думайте, хватайте ноги в руки и спешите в предрождестенское время на Sky Building – 35-40 этажи. Под этим небоскребом будет мелькать миленький рождественский рынок, устроенный немцами (хотя там и русские есть – матрешек продают) с имбирными пряниками, рождественскими венками, пивом и глинтвейном. А когда вы будете подниматься на 35 этаж, и сердце забьётся ещё сильнее, не закрывайте глаза, ибо красота самого западного города в восточной стране только-только будет раскрываться вам с наступлением темноты и 40-х этажей. На смотровой площадке держитесь ближе к своей пассии, не забудьте написать желание и повесить на елку, сфотографироваться на фоне ночного города и сердца в специальном саду и там же можете заключить в замОк ваши имена и день этой волшебной прогулки на японские небеса. Кроме того, вы можете пообедать в кафе и ресторанах внутри этой башни, сходить в кино там же, а так же - что милее всего - посидеть на двойных диванчиках напротив огромных окон-витрин и полюбоваться ночным пейзажем и подсветкой города в атмосфере сугубой интимности;) 

 

Скажу вам честно, даже самые черствые мужские сердца тают словно шоколад в атмосфере этой ночной иллюминации и вечного праздника над городом, который прячет в своих западных громоздких карманах крошечные восточные сокровища. Как, впрочем и вся японская современная культура.


Как не потерять время в Universal Studio Japan? 

Мы открыли, что японская любовь к коллективизму не иссякает так же, как и творческая жилка в мелочах: очереди на аттракционы занимают 1-2 часа, тогда когда сами горки – со всем изобилием эмоций и чувств – всего 3-5 минут. Как отметили мои друзья – это как в детстве ждёшь первый поцелуй – долго-долго мечтаешь о нем, а потом оказывается, что восторг ожидания превосходит радость свершения.

Итак, японцы – нация коллективистов как мы уже выяснили. Именно поэтому есть две очереди на аттракционы – одна, для тех, кто хочет почувствовать всё это разнообразие ощущений в кругу друзей и близких, другая же – для тех, кому стоять часами в очереди кажется глупым, и соответственно, кто считает, что индивидуализм – не порокJ

 

 

Nov. 10th, 2010

Моя речь на конкурс ораторского мастерства в конце ноября

 Как оказалось, моя речь вместо 5 минут занимает всего около 3-х, а зануды-японцы хотят, чтобы всё было точно в рамках, поэтому мне нужно высосать из пальца и засунуть в речь ещё какие-то мысли, да ещё и успеть её вызубрить - в-общем, как всегда, купила Надя порося... Так что, друзья мои, принимаются все идеи и даже те, которые вы норовите выкинуть на помойку, только помогите мне расширить границы моей бедненькой речушки) спасибо:) а теперь наслаждайтесь!

Дамы и господа!

Случались ли в вашей жизни неприятности или даже ряд неудач?

Понятное дело, каждый из нас в своей жизни сталкивался с невезением и не знал, что делать в трудной ситуации, правда же? Я надеюсь, что мой девиз поможет вам в подобных ситуациях.

Мой девиз: «Быть благодарным за каждый день, даже если он полон неудач, и воспринимать ошибки как уроки жизни».

Наша жизнь с её чередой везения и невезения подобна черно-белому фильму, но даже черный и белый цвета имеют тысячи оттенков: от белоснежно-белого, серого до иссиня-черного…

Также и наша жизнь, эмоции и чувства полны оттенков, и ждать лишь белых – глупо, потому что мы не будем счастливы настолько, насколько могли бы, ибо опыт, окрашенный в темные цвета намного полезнее для нашего роста – такие события делают нас сильнее, умнее, интереснее…

Когда с вами происходит что-то действительно нехорошее, мой рецепт – не прятать эмоции, если хочется плакать – плачьте, но не стоит наслаждаться страданием, быть поглощенным одной этой проблемой, как будто – это конец света. Нет, лучше подумайте, почему всё произошло так, как произошло, и изменили ли бы вы что-нибудь, если бы та же ситуация повторилась.

Я бы в большинстве случаев ответила утвердительно, я бы ничего не меняла и согласилась бы пережить всё заново, не сожалея ни о чем, но лишь с грустью о том, что это прошло, я бы добавила эту историю в свою книгу воспоминаний.

Мои родители развелись, когда мне было 5 лет, и хотя я расстроилась по этому поводу, я благодарна им за то, что они встретились, за то, что родилась я, - такая, какая есть. Мои родители – очень разные, но я считаю это скорее достоинством – так как я объединяю в себе скромность и благоразумие мамы и творческий, полетный подход к жизни папы.

Когда мне было 13 лет, я, участвуя в конкурсе ораторского мастерства, провалилась. Дело в том, что я не знала текст, а лишь вызубрила то, что написала за меня моя преподавательница. И когда мой папа-фотограф попытался сфотографировать меня на сцене, я была ослеплена вспышкой и забыла напрочь слова речи. Конечно, я растерялась и расстроилась, так как в зале было много гостей, моя семья, учителя, но позже я поняла, что расстраиваться не нужно, а надо брать уроки из жизненных ситуаций. И теперь благодаря этому случаю я пытаюсь участвовать во многих конкурсах, чтобы побороть свою стеснительность и страх перед публикой, приобретенный в детстве. Таким образом, поражение – это не ошибка, а дорога к успеху в моём понимании.

И даже если я сейчас не окажусь победителем – я буду знать, что я пыталась, и в любом случае буду ценить этот опыт.

Каждый раз, когда мои планы рушатся по вине человека, с которым я очень хотела провести время, я, хоть и расстроена, но я стараюсь быть благодарной этому человеку за то, что он(а) даёт мне свободу, возможность побыть наедине с собой, что я ценю.

Каждый раз, когда я расстаюсь с тем, к кому действительно сильно привязалась, я повторяю про себя, что расставание обещает новую встречу, и хотя я плачу, я знаю, что вслед за слезами улыбка расцветет на моём лице, и я буду заливаться звонким смехом.

Моя жизненная позиция может показаться наивной, глупой и слишком простой – но я уверяю вас,  такое отношение к жизни проверено, и оно может сделать вас счастливым, потому что вы свободно выражаете свои эмоции, и встаете с колен, продолжаете свой неповторимый путь вперед по жизни, какие бы, казалось бы, нерешаемые проблемы и вечные неудачи не происходили в вашей жизни.

В японском языке для моего девиза есть пословица: «Семь раз упади, восемь раз поднимись».              

Спасибо за внимание.

 

 

Oct. 27th, 2010

Немного умностей:) или мои любимые цитаты

 

A Farewell Letter

If for an instant God were to forget that I am rag doll and gifted me with a piece of life,

possibly I wouldn't say all that I think,

but rather I would think of all that I say.

I would value things,

not for their worth but for what they mean.

I would sleep little, dream more,

understanding that for each minute we close our eyes we lose sixty seconds of light.

 

I would walk when others hold back.

I would wake when others sleep.

I would listen when others talk,

and how I would enjoy a good chocolate ice cream!

If God were to give me a piece of life,

I would dress simply,

throw myself face first into the sun,

baring not only my body but also my soul.

My God, if I had a heart, I would write my hate on ice,

and wait for the sun to show.

Over the stars I would paint with a Van Gogh dream a Benedetti poem,

and a Serrat song would be the serenade I'd offer to the moon.

With my tears I would water roses,

to feel the pain of their thorns,

and the red kiss of their petals.

 

My God, if I had a piece of life...

I wouldn't let a single day pass without telling the people I love that I love them.

I would convince each woman and each man that they are my favorites,

and I would live in love with love.

I would show men how very wrong they are to think that they cease to be in love when they grow old,

not knowing that they grow old when they cease to love!

To a child I shall give wings,

but I shall let him learn to fly on his own.

I would teach the old that death does not come with old age,

but with forgetting.

So much have I learned from you, oh men...

 

I have learned that everyone wants to live on the peak of the mountain,

without knowing that real happiness is in how it is scaled.

I have learned that when a newborn child squeezes for the first time with his tiny fist his father's finger,

he has him trapped forever.

I have learned that a man has the right to look down on another only when he has to help the other get to his feet.

From you I have learned so many things,

but in truth they won't be of much use,

for when I keep them within this suitcase,

unhappily shall I be dying.

 ~GABRIEL GARCIA MARQUEZ~

Рэй Бредбери "Электрическое тело пою!":

"Если быть внимательной-значит любить, тогда я люблю. Если понимать-значит любить, тогда я люблю.Если прийти на помощь,не дать совершить ошибку, быть доброй и чуткой означает любить, тогда я ЛЮБЛЮ."

“Never let your sense of morals prevent you from doing what is right!”


 

 

Previous 10